Lekta
"Ко мне приплывала зеленая рыба, ко мне прилетала белая чайка, А я была дерзкой, злой и веселой И вовсе не знала, что это - счастье..."

Раз уж зашла речь о сестрах Цветаевых и вообще о поэтах....
На эту статья я натолкнулась некоторое время назад, когда одна моя знакомая просила найти в инете что-нибудь про Чистополь, город, где она родилась, но после никогда не бывала.
Общеизвестно, конечно, что во время войны туда была эвакуирована практически вся творческая интеллигенция. Там, например, есть музей Б. Пастернака. Но то, что Чистополь таким трагическим образом связан с очень любимой мной Мариной Цветаевой, было для меня просто потрясением....

**************************************************************************************************************************************************************

31 августа 1941 года умерла Марина Ивановна Цветаева. Покончила с собой в заштатном городке Елабуге, в Заволжье, куда она эвакуировалась из Москвы вместе с сыном Муром. О ее жизни и смерти, о причинах, толкнувших на этот страшный шаг, уже написаны и еще будут написаны тома. Маленький кусочек бумаги – один из последних, на котором ее рукою выведено несколько слов, проливает на историю гибели Цветаевой особый свет…
Это был официальный документ, а не черновик стихов, не письмо, не записка, – заявление о приеме на работу…
«В Совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве судомойки в открывающуюся столовую Литфонда. М. Цветаева. 26-го августа 1941 г.»

Через пять дней после написания заявления Цветаева повесилась на притолке крестьянской избы, в которой снимала комнату. А ведь ее уже почти приняли на вожделенное место, дающее крохотный, но твердый кусок хлеба! И главное, что столовая открывалась в Чистополе – а это почти город, не какая-то дыра вроде Елабуги, где нет ни школы для сына, ни самой призрачной возможности заработка для Цветаевой, ни одного знакомого, интеллигентного лица. Она была уверена, что там точно погибнет.

После долгих дебатов писательская организация ходатайствовала-таки, чтобы Цветаевой разрешили переехать в Чистополь. Были жаркие споры – зачем хлопотать за подозрительно не советского поэта, бывшую эмигрантку, жену и мать врагов народа (муж Марины Ивановны, Сергей Эфрон, и дочь Ариадна к тому времени уже давно были арестованы)...

Бог знает, почему Цветаева не воспользовалась этой хоть и мизерной возможностью устроить свой быт. Измученная хлопотами, в Чистополь она из ненавистной ей Елабуги так и не вернулась. Должностью посудомойки пренебрегла, предпочла крюк и веревку. И, конечно, не потому, что чуралась тяжелой работы. Стать советской служащей – вот этого она бы точно не смогла. «А мыть посуду я умею!» – говорила Цветаева немногим чистопольским друзьям без всякого вызова, трезво и обреченно.

Один бог знает, почему именно в этот день, 31 августа (кстати, на следующий день после годовщины смерти своего отца, профессора Ивана Владимировича Цветаева, основателя Музея изящных искусств, умершего 30 августа 1913 года), отчаяние сломило ее. Всю свою жизнь она сражалась – с непослушной поэтической строкой, с непониманием читателей, с бытом, мешавшим бытию. Может быть, смерть была для нее единственным способом раз и навсегда победить.

А может быть, это была единственная возможность спасти сына. При ней он был обречен на голод, а о сироте власти просто обязаны были позаботиться. Этот ее безжалостный расчет оказался верным. 16-летнего Мура пригрели, пристроили. Потом он уехал в Ташкент, город хлебный. Потом погиб на фронте. Мужа Цветаевой расстреляли. Дочь и сестра Анастасия провели в лагерях и в ссылке еще долгие-долгие годы. Всего этого Цветаева уже не узнала…

Краткая хроника жизни и творчества Марины Цветаевой здесь:poem.com.ua/info/cvet1.phtml


@темы: неизвестное об известных